18 месяцев после истории с «растяжкой», изменившей всё, что я сделал после этого

Грэм Филлипс – Спасибо за помощь русского языка – Наташа Фрайтаг

Живя в Лондоне, я ходил бы на мюзикл «Отверженные» как минимум раз в год. Я любил его и люблю так, что мог бы заменить любого исполнителя из актёрского состава, в случае его болезни.

Один из моментов, который всегда задевал меня за живое, это когда Жан Вальжан был пойман за кражей серебра священника, приютившего его, и стыд заставляет его заново переоценить то, каким он стал и то, какой он на самом деле. По воле священника он решает пересмотреть себя, всю свою жизнь, основанную на предыдущем опыте и перестать быть тем, кем он стал, начав снова с того, кто он есть в реальности.

Я пережил своё собственное перерождение на поле в Краматорске на Донбассе ровно 18 месяцев назад. Я отправился туда, чтобы попробовать заснять украинские позиции на аэродроме, который они использовали в качестве своей базы – так же, как я делал это ранее.

 

Идя по полю, я увидел впереди две фигуры, по внешнему виду солдат, и Fullscreen capture 15112015 024059.bmpзакричал им на моём (на тот момент) русском  «Привет, я – пресса». Один из них поднял свою винтовку, другой направился за ближайшую к нему ограду из красного кирпича. Затем я услышал как что-то приземлилось у моих ног, что-то разорвалось в небольшом облаке дыма.

Я бросился бежать, оглядываясь назад, одна фигура была по-прежнему видна, его винтовка находилась в том же положении, треск и свист продолжались, в то время как я стремительно возвращался тем же путём, каким шёл всего за минуту до этого. Я был переполнен эмоциями, т.к. только что стал свидетелем того, в чём я был уверен – что в меня стрелял солдат. Что-то приземлилось и разорвалось у моих ног. Не было никаких сомнений в том, в меня стреляли.

Поспешно уезжая оттуда на машине – мой местный водитель ждал меня – я немедленно написал в Твиттере –

Fullscreen capture 15112015 024538.bmp

‘Опаснейший инцидент, когда я шёл поговорить с украинскими солдатами они выстрелили прямо мне под ноги. Видео скоро.’

В то время я работал на RT и они постоянно были на связи со мной по телефону, спрашивая, что произошло. Я подтвердил, что видел сам – я снимал в поле, увидел украинских солдат, они выстрелили в меня. RT хотели выпустить это первой полосой и просили, чтобы я загрузил видео как можно скорее и это сделало бы их рейтинг. Несколько минут спустя, уже в ресторане в Краматорске, загружая видео, я был уверен, что покажу всё это, параллельно давал по телефону интервью RT в прямом эфире, шквал ретвитов, уже возник ажиотаж.

Несколько минут спустя видео было готово и дело приняло другой оборот. Люди, посмотревшие его, сразу же стали говорить, что в меня не стреляли. Затем Джеймс Миллер из про-украинского пропагандистского издания «The Interpreter», всё больше зарабатывавший себе очки по мере того, как рос мой статус, опубликовал скриншот в момент «когда я наступил на растяжку» (правда,  на скриншоте это могло быть всё, что угодно, от искры до травинки) –

Fullscreen capture 15112015 025622.bmp

Затем RT сообщили мне по телефону об отмене времени моего прямого выхода в эфир. После того, как поднялась новая волна ажиотажа в Твиттере, что «это была растяжка», и без какого-либо обсуждения этого со мной, RT внесли изменения в уже объявленный сюжет о том, что в меня стреляли на более соответствующий версии о растяжке. Я был шокирован, даже потрясён.
Fullscreen capture 15112015 030354.bmp Fullscreen capture 15112015 030843.bmp Fullscreen capture 15112015 030925.bmp

Твиты, оскорбления, насмешки надо мной, распространялись как в Твиттере, так и в других местах. Я помню недолгий путь на машине обратно в Славянск, где я остановился в то время, гнетущая тишина, сопровождаемая любым и каждым, внезапно ставшим экспертом по боеприпасам, знающим точно, что это было, и критикующим меня, и не было ни одного человека, который бы за меня заступился. В тот вечер там, когда я просто сидел как прикованный к ноутбуку, с каждым новым твитом о просмотренном видео появлялась новая порция невероятных оскорблений, которых я когда-либо слышал ранее в свой адрес – хотя к
GrahamRTтому времени я освещал события для RT уже больше месяца – до этого я слышал их довольно немного.

RT сделали меня козлом отпущения, моя репутация была растоптана. Я уяснил для себя, что сделал огромную ошибку. Это была долгая ночь полная размышлений над возможными вариантами, открытыми для меня. Я был практически уверен в том, что моя карьера в RT закончена. В то время я мог бы вернуться в свою квартиру в Одессе или мог бы уехать в Англию.

Я принял решение продолжить снимать репортажи на Донбассе. Я полагал, что в любом случае это будут просто видеозаписи для моего собственного канала, но нужно было что-то менять. Почти бессонной ночью тщательно обдумывая всё, что я сделал, начиная с моего прибытия 8-го апреля согласно контракту на несколько недель как внештатный сотрудник для репортажей RT, я принял решение – практически всё нужно менять.

Мои репортажи с 8-го апреля, т.е. с начала моей работы для RT на Донбассе, Graham Kiev Clubbersпо 16-е мая были репортажами абсолютного новичка.

Я начал с того, что пытался походить на Луи Теру, моего любимого журналиста. Затем постепенно начал находить свой собственный стиль. У меня не было никакого официального обучения, мой основной опыт интервьюирования людей входил в одну из моих обязанностей, когда я работал для  Киевского журнала What`s On в 2012 году – разговаривать с людьми в ночных клубах, с целью узнать действительно ли хорошо они проводят время.

Поскольку я записывал много сюжетов, мой стиль эволюционировал от подражания Луи Теру до моего собственного стиля. Но это был «я сам» демонстрирующий всё «скрытое» в человеке, ожидавшего всю свою жизнь возможности сделать что-то значительное, и внезапно получившего на это шанс. Я метался как человек, решивший не пропустить ни одного важного момента.

В связи с развитием событий и ростом моей узнаваемости благодаря работе на RT, контракт был  продлён до мая, плюс ежедневный шквал онлайн-оскорблений за работу на RT – я стал фактически «лицом»  RT, Graham RT Slavyanskнесмотря на то, что для них я был только стрингер. Это правда – за кадром, мне нравился RT, и я думаю, что это было взаимно, однако отношения между нами всегда были немного напряжёнными. Они всегда звонили мне, обычно пытаясь заставить меня пойти к спутниковой телекамере, расположенной в центре Славянска. Я никогда не хотел делать это, хотел всегда везде успеть, так ответил однажды на звонок только для того, чтобы сказать «я занят» и повесил трубку –

Так или иначе, в ту мою «долгую ночь», я мысленно оглядывался назад, размышляя над своей работой до настоящего времени. Многое я по-прежнему считаю было хорошей работой и я одобряю её. Но также повсюду были и ошибки новичка, связанные с волнением и перевозбуждением. Желание заполучить каждое событие там, независимо от того, записал ли я его на камеру или нет.  Как например, Мариуполь 9-го мая, когда я написал об этом в Твиттере

Fullscreen capture 15112015 092612.bmp

‘По словам доктора, в госпитале Мариуполя сегодня свыше ста убитых.’

Теперь я расцениваю это как абсолютную ошибку – написать в Твиттере о чём-то, что я случайно услышал, но не записал на камеру. И я рассматриваю мою обработку событий 16-го мая неделю спустя, вернувшись домой на ночлег, как все ошибки моих репортажей того времени, собранные вместе. Прежде чем написать твит о чём-либо, я должен был успокоиться и посмотреть видео, которое я снял. На видео, которое я снял, не было того, о чём я сообщил. Видео показывает меня идущего по полю, не видно ни одного солдата, и что-то разрывается у меня под ногами. Если бы это произошло теперь, я бы написал в Твиттере просто «идя по полю, что-то разорвалось у меня под ногами». Это трудно не сообщить о чём-то, что Вы видели, но после опыта с «растяжкой» – альтернатива хуже!

Что разорвалось у меня под ногами? Возможно, детонируемая растяжка сигнальной мины  – посмотрите, нечто разрывается здесь – однако, я не увидел ни одного признака растяжки, и не почувствовал никакого Fullscreen capture 15112015 093247.bmpнатяжения. Возможно также это была дымовая шашка или нечто похожее. В то время я думал, было понятно, что когда я говорил о том, что в меня стреляли, я не говорил об устройстве, которое разорвалось у меня под ногами. И тем не менее меня явно не поняли. Я говорил о том, что в меня стреляли, а то, что моё видео на самом деле зафиксировало, было замаскированной сигнальной миной, которую я привёл в действие.

Я приготовился к жестокому наказанию. И я это получил – был атакован со всех сторон, – взгляните на комментарии к видео. Меня жёстко критикуют за то, что по общему мнению я убежал, испугавшись, равно как и за то, что не испугался в достаточной мере, держа камеру «подозрительно» движущуюся в «правильном направлении», когда я убегал. Меня высмеивали за мою реакцию на русском, когда это устройство взорвалось, расценивая это как доказательство того, что я на самом деле не испугался, иначе я бы среагировал на моём родном английском. Меня просто обзывали любым вообразимым ругательством. Даже, читая это сейчас, звучит довольно резко.

Было массовое желание разделаться со мной,  затолкать мою карьеру в гроб. Поддержки почти не было, поскольку мои прежние сторонники либо хранили молчание, либо произносили нечто успокаивающее, вроде «сбитый с толку в острый момент», извиняясь за меня. Несмотря на огромное давление, я придерживался своей оригинальной версии. Но это была настоящее «безвыходное положение»  – я не мог согласиться с Graham reporting«растяжкой», которую я не только не видел, но и не видел никаких доказательств этого, но всё же поддерживал историю, не подтверждённую моим собственным видео.

(Моё фото, снято у Краматорского аэродрома, апрель 2014)

Я действительно создал сложности тем, кто хотел бы меня поддержать. Оглядываясь сейчас назад, я не уверен, что мог бы сам поддержать себя в то время. Это было похоже на то, как перечеркнули  всю хорошую работу, которую я сделал до этого, и все те, кто ждали, чтобы подловить меня, получили на это карт-бланш и начали в Твиттере называть меня «растяжка». И единственный человек, который был виновен во всём этом, был только я сам.

Мой ум метался всю ночь, в конечном итоге приведя к неизбежному вопросу – я заканчиваю или продолжаю? И если второе, то как? Я был отброшен назад дальше некуда. Я выбрал второе и решил пройти этот путь… нервозность, которую я показал в том видео, принадлежала человеку, не имеющего опыта в освещении войны, а теперь делающего это. Но смотря на всё это – мне не понравилось, как я реагировал вообще. Пришло время стать мужчиной, сохранять спокойствие в боевых ситуациях.

Пришло время установить правило – всегда проверять видео, которое ты записал, независимо от того, что ты видел – сообщать только то, что Graham woundзаписано на камеру. И убрать сенсационность –сообщать только факты – то, что я видел, были украинские солдаты, стреляющие не «в меня», а в моём направлении. Я мог сообщить, что они выстрелили «в меня», только если бы они действительно попали в меня. Когда я был ранен миномётным выстрелом в ноябре 2014, во время съёмок на линии фронта, на меня оказывалось некоторое давление, чтобы я сказал, что украинские военные преднамеренно целились в меня– однако для этого не было никаких доказательств, и поэтому я это не говорил.

Я проснулся 17-го мая полный решимости показать, кем я действительно хочу быть как журналист и корреспондент и знаю, что могу быть – спокойным в конфликтных ситуациях, сообщать только то, что записал, никогда не делать сенсацию.

Конечно, «растяжка» изменила всё – повредила моим отношения с RT – мы продолжали сотрудничать до моей второй депортации в июле 2014 года, но я чувствовал, что они сделали меня козлом отпущения. Я знаю также, что они были недовольны мной, и что отношения, по всей видимости, никогда не будут по-настоящему восстановлены с обеих сторон. Это дало противникы лёгкий и быстрый аргумент против меня. Это иногда даже по-прежнему проявляется, но сейчас я чувствую себя спокойно по отношению к этому.
Fullscreen capture 16112015 121558.bmp
(Фото с репортажа не давно с передовой)

То, что казалось худшим из того, что когда-либо могло произойти со мной в моей карьере, как оказалось, стало безусловно лучшим. Это позволило мне нажать кнопку перезагрузки, когда мне нужно было это сделать. Это задало тон для всей моей работы с тех пор, и независимо от того, что мои критики могут сказать и говорят против меня, они никогда не могут упрекнуть меня в сообщении чего-то, что я не записал на видео. Это установило сугубо деловой стиль в моей работе – не делать сенсацию, сообщать факты. Это является основанием для всего того, чего я достиг с тех пор, и хотя конечно я не люблю трубить о каких-либо достижениях, но нет ни одного западного журналиста, который бы настолько близко и в Graham Phillipsтаком количестве запечатлел истории с Донбасса.

Что касается RT, то я всегда отношусь к ним с благодарностью, я смотрю, и мне нравится этот канал. Но определенно лучше для меня не работать с ним или с любым другим каналом, мне нравится делать моё собственное дело, не имея необходимости принимать звонки от любого говорящего мне, что делать.

В этот день 18 месяцев назад, я рассматривал это как катастрофу, сегодня я смотрю на это как на момент, когда закончилось моё время как новичка, закончилось обучение, когда эти вещи стали серьёзными. Время, когда я перезагрузил все ошибки журналиста, которые совершил, и встал на путь становления тем журналистом, которым я хотел быть.

4 thoughts on “18 месяцев после истории с «растяжкой», изменившей всё, что я сделал после этого”

  1. Грэм, спасибо за то что даете возможность увидеть что происходит на Донбасе. Ваши репортажи правдивы и честны, а критикуют их те, кто очень не хотят чтобы люди узнали правду. Безусловно любые слова должны быть подкреплены фактами, и вы показываете факты в большом количестве, показываете реальных людей с их бедами и победами! Не увидеть это не возможно, жаль что не все люди желают радоваться с вами и сопереживать людям Донбаса. Просто знайте что тех кто хочет знать правду – намного больше!!!

    Like

  2. Нет худа без добра! Мы и 18 месяцев назад смотрели с интересом репортажи Грэма и сейчас их смотрим. Спасибо!

    Like

  3. Нет худа без добра! Мы и 18 месяцев назад смотрели с интересом репортажи Грэма и сейчас смотрим. Спасибо!

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s