10 причин, почему я могу донести правду до Западного мира

Грэм Филлипс (спасибо за помощь, русский язык – Наташя фрайтаг)

MH17Теперь я работаю на полном ходу (с Олегом Сомовом) на проекты по Крыму, MH17 (для тех, кто голосовал за Чечню, это будет после MH17), и еще.

Вот – в моей работе, я считаю, есть две аудитории, Российская и западная. Русская аудитория, я думаю, с моей работой в Донбассе, России, Прибалтики, в целом знакома и знает правду – но моя работа может добавить новую информацию.

Западная аудитория я считаю,в целом, совсем не знает правды. Так что это вызов. Вот почему я думаю, что смогу это преодолеть.

Graham Phillips AramisВ последнее время я видел себя многократно появлявшимся в западных СМИ. Это важно в связи с предстоящим выходом моих ключевых проектов – фильмом «Арамис» на английском языке, документальным фильмом о катастрофе рейса MH17, ещё больше материалов с Донбасса, которые я хочу представить западному миру максимально насколько это возможно.

Конечно, их отношение не является доброжелательным по отношению ко мне (стандартная линия Daily Beast –«британский блоггер Грэм Филипс известный своей сильной прокремлёвской позицией»). Оно не стало бы и не могло бы быть доброжелательным по отношению к журналисту, который идёт вразрез с заранее установленной позицией Запада.

Но я верю, что моё послание преодолеет установленные барьеры и достигнет западного мира. И вот почему –

  1. В мире СМИ, становящихся всё более циничными, приблизительно 50% европейцев не доверяют официальным СМИ – люди получают больше, читая между строк. Вполне очевидно, что если меня называют «имеющим сильную прокремлёвскую позицию», без документального подтверждения этого, – это ложь.
  2. Есть лимит того, что может быть написано обо мне другими журналистами, и он сводится к моему рекорду, а именно – первый Graham Phillips Donetsk airportзападный журналист, который освещал все горячие события на Донбассе за прошедшие 2 года, бесчисленное количество раз побывавший на передовой, получивший ранение во время записи репортажа. Где в это время были они?
  1. У меня чистое прошлое. Никакого криминала, я не совершал ничего, что могло бы «всплыть» и подорвать мою работу. Худшее, что может быть сказано обо мне, что я поехал на Украину как «секс-турист» в 2010-м? Во-первых, конечно, это абсолютно неверно. Мои статьи здесь – об убийстве Оксаны Макар, New Statesman, экономики Украины в 2012 для Pravda  года я написал для Newsweek, Politico... написать о тему сексе ‘сексе ‘, ладно – иногда делал (как здесь – River Palace), а что? (А что касается разговоров, что «я агент ФСБ», то это только гарантия смеха).
  1. У меня чистое настоящее. Нет никаких связей ни с каким-либо человеком, ни с какой-либо организацией, которые можно было бы использовать против меня. «Худшее», что было сказано это то, что я член Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP) – на последних выборах в Великобритании я полностью поддержал эту партию, представляющую ясную для Великобритании цель – выход из ЕС. А теперь у нас есть референдум в июне, чтобы решить этот вопрос!

Как и во всём остальном, я абсолютно открыт по этому поводу, и не делаю тайны из моих политических взглядов в моей собственной стране Великобритании – я не поддерживаю нахождение в составе ЕС. Всё, что за пределами Великобритании – это не моя страна, я абсолютно объективен.

  1. Graham Phillips 1Я не собираюсь делать что-то, что может поставить под угрозу честность моей работы. Не впутываюсь во что-либо, не вовлекаюсь во что-либо. Я не даю своё имя и не участвую в проектах, не интересуюсь зарабатыванием денег с помощью коммерческих проектов, рекламы и т.д.
  1. Я труженик, вкладывающий свою душу во всё, что я делаю, отдаю все мои силы моей работе, чтобы быть уверенным, что задачи моих проектов выполнены, а затем делаю всё, чтобы распространить их – так они достигают своей аудитории.
  1. Вы даёте мне обратную связь – я слушаю её и принимаю её. Я всегда стараюсь улучшать свою работу, использовать новые технологии и т.д., и с их помощью подниматься на следующий уровень.
  1. Я действительно верю, что в итоге правда выходит на поверхность. Вся моя работа посвящена сообщению правды, освещаю вещи в точности так, Graham Crimeaкак они есть. Иногда для этого нужно приложить усилия, но у правды есть потенциал преодолеть стены пропаганды.
  1. Вы со мной и мы сделаем это вместе. Вся моя работа основывается на благотворительной поддержке, это означает, что Вы со мной и Вы помогаете проделать эту работу – распространяя её, делая репосты, ретвиты, эта работа – коллективная.
  1. В конечном итоге я верю, что люди хотят узнать правду. Любой может быть пассивным, питаться пропагандой, усваивать её. Много людей на западе подпали под влияние влиятельных информационных агентств с заранее определённой установкой. Они будут делать всё, чтобы остановить что-то, что не соответствует их установке, идя вразрез. Но большинство людей действительно хотят знать правду, и поэтому мы её им предоставим.

Кто я такой, и почему я поддерживаю выход Британии из ЕС

Грэм Филлипс – Спасибо за помощь – Саша, Маша и Лена!

И хотелось бы добавить небольшое примечание к вышесказанному для российских читателей. За данный период я получил множество откликов и комментариев по поводу моей страны – Великобритании – и даже достаточно много негатива.

Grand AllianceНесмотря на неадекватное поведение нашего правительства, комментарии против Великобритании являются оскорбительными для меня. Я очень люблю Великобританию. И просто невозможно оскорблять мою страну и одновременно оставаться моим другом. Я патриот. Оскорбление моего правительства я приемлю, но моей страны — нет. Это моя семья, моя история, я.

Я очень благодарен за все хорошие комментарии и добрые слова. Я горжусь историей взаимоотношений Великобритании и России, и знаю точно, мы будем друзьями снова.

Если вы сейчас в Великобритании и читаете это, скорее всего, вы практически ничего обо мне не слышали, несмотра на то, что я родом из Британии и дольше всех западных журналистов (не считая Патрика Ланкастера) освещаю украинский кризис, события в Крыму и войну на Донбассе.

Вот некоторые короткие ролики, которые помогут представить вам то, как я освещаю войну на Донбассе.

Бой под Донецком, ноябрь 2014

Донецк, 2015 год, украинские войска обстреливают очередь за гуманитарной помощью

Первомайск, 2015, в жилище, разрушенном в результате обстрела украинской стороной

Возле Дебальцево, февраль 2015, в разгар боев

Около Донецкого аэропорта в июне 2015, в разгар боя

Будучи большим фанатом сборной Англии по футболу, я отправился жить и работать в Украину накануне ЕВРО-2012, работая для ныне несуществующего журнала «What’s On» в Киеве. Когда развернулась революция «Евромайдан» конца 2013-начала 2014 годов, моя позиция по этому вопрос отличалась от мнения других журналистов благодаря тому, что я успел пожить в стране и стать свидетелем предпосылок «Евромайдана».

В то время, как западные СМИ полностью поддерживали Майдан, я придерживался позиции, что Евромайдан – это жесткий и недемократичный переворот, и всё, к чему он может привести – это катастрофа. Для меня двери всех западных СМИ были закрыты, и однажды Graham Donbass workя с удивлением обнаружил предложение от Russia Today, RT, сделанное с помощью Facebook. Мне предлагали пройти собеседование по Скайпу в декабре 2013.

Наши рабочие отношения развивались, и у нас был недолгий период плодотворного сотрудничества на Донбассе вплоть до моей второй депортации оттуда украинскими властями, которые были в ярости оттого, что я освещал события не с той стороны, с которой это делали все западные СМИ. RT поставило меня перед выбором – либо продолжить сотрудничество с ними, либо возвращаться работать журналистом в Донбасс. Я вернулся в Донбасс в августе 2014, где продолжил работать военкором сам на себя.

После нескольких месяцев самостоятельной работы я получил предложение работать на российский канал «Звезда», который освещал усугубляющийся конфликт на Донбассе. Чтобы быть полностью откровенным – канал Звезда работает под покровительством Министерства обороны России.. Тем не менее, это никак не повлияло на Graham Donbass work 2мою работу, и я никогда не пересекался ни с кем из представителей власти России.

Однако через несколько месяцев я принял решение завершить сотрудничество со «Звездой» с марта 2015. С тех пор всё финансирование, которое у меня есть – это мой канал на YouTube и пожертвования людей. На самом деле, я считаю себе одним из первых и, возможно, единственным журналистом, существующим только за счет краудфандинга. Причина этому простая: я не доверяю западным СМИ после их варианта освещения войны на Донбассе, а если я работаю на российский канал, они используют этот факт, чтобы дискредитировать мою работу.

Я поддерживаю «выход» в Brexit потому, что я лично видел действия поддерживаемого ЕС киевского режима в Донбассе. Я был очевидцем украинских, поддерживаемых ЕС, обстрелов мирных домов в Донбассе, убийств гражданских. Я снял там так много смертей, разрушений и страданий… иногда мой YouTube –канал блокировали за «графический контент» только потому, что я снимал и выкладывал то, что происходило.

Graham PhillipsМне как человеку рожденному и выросшему в Британии, любящему Британию стыдно видеть, как репутация нашей страны катится в тартарары из-за того ,что мы подчиняемся позиции ЕС, так открыто лживой в отношении Украины. Отправляя британских инструкторов, чтобы помогать украинской армии обстреливать мирные районы, поддержка тупых выпадов европейской стороны по поводу «аннексии» Крыма – и следование всему этому безо всякого собственного мнения – британские дипломаты просто тянут буксир, погоняемый Евросоюзом. Бывший Министр иностранных дел Уильям Хэйг даже умышленно обманул парламент в этом процессе. А то, как Кэмерон пытается дистанциировать Британию от ЕС – это еще более хуже!

Ничего из этого не доведет до добра. Всё это – не по-британски. Я освещал события в Украине, на Донбассе объективно, но я утверждаю – я заинтересован в выходе Британии из ЕС. Ну все равно, когда я вернусь в Union JackБританию, я буду освещать события Британского референдума 23 июня не в качестве активиста, а в качестве корреспондента.

Сердцем и душой я поддерживаю выход Британии из ЕС. По долгу своей работы я не понаслышке видел вред, урон и укоренение лжи со стороны ЕС,а Британия идет у них на поводу. Настал наш час показать всем, что мы не с ними. Настал наш час показать всему миру, кем и чем Британия на самом деле является, мы примем свое собственное решение и будем теми, кто мы на самом деле есть. Мы – не Евросоюз, мы – Соединенное Королевство, самое время определиться, кто же мы, и показать всему миру, почему нам есть чем гордиться.

Эксклюзив: Микаэль Скилт Интервью

Грэм Филлипс – спасибо за помощь Артем, Дан и Юля (друзей из ВК)

Fullscreen capture 21112015 222508.bmpМикаэль Скилт, скорее всего, не нуждается в представлении. Погуглите сами. Интервью было сделано час назад через Твиттер.

Ты говорил мне, что с тобой вышел на контакт человек, которого я знал в Одессе и который дал тебе мой домашний адрес там, очевидно предполагая, что ты сделаешь “что-нибудь” с этим. Учитывая, что мы по “разные стороны”, почему ты этого не сделал?

Я не наемный убийца, так что если кто-либо хочет убить тебя, то пусть он/она сам нажмет курок.

Ты покинул Азов, расскажи по какой причине?

Я собираюсь пойти в политику, а Азов развивается дальше и без моего участия. Но если вновь начнется война, то мое место будет рядом с ними.

Что еще у тебя происходит сейчас и что ты планируешь делать дальше?

Я собираюсь работать как политический советник и также в в качестве военного консультанта для некоммерческих организаций.

Прав ли я в том, что сейчас ты уже не такой большой противник ДНР/ЛНР как раньше?

Я никогда не поддержу ДНР/ЛНР, но я не хочу, чтобы люди Донбасса страдали, я встречался с большим количеством гражданского населения на “оккупированных” территориях, и они хорошие люди. Большинство из них.  🙂

mikaelУ тебя интересные взаимоотношения с Моторолой, ты можешь рассказать больше подробностей?

Мне кажется, что мы с ним “встречались” на поле боя, я думаю, ты и сам это знаешь, поскольку задал этот вопрос. И я уверен, что видел его через прицел, но не выстрелил из-за странных цветов автомобилей, на которых они появились. Но затем, начался начало происходить нечто непонятное, они успели скрыться, так что это единственный выстрел, который не был сделан и о котором я сожалею до сих пор. Однако убийство гражданских – недопустимо для меня ни в коем случае и здесь не должно быть никаких ошибок. С другой стороны, я уверен, что я причинил им немало головной боли под Иловайском, так что придется довольствоваться этим.

В итоге, что там между тобой и всей этой нацисткой аттрибутикой?

Это длинная история, но ты можешь называть это политическим “хождением по пустыне”. Мужчина должен найти сеья и это может занять немалое время, в моем случае это заняло почти 40 лет, и немало ошибок было сделано на пути.

Ты хочешь побороть коррупцию на Украине – почему там так много и как ты будешь бороться с ней?

1mikaelskilltКоррупция – это то, что отделяет современное общество от варварского, так что если мы хотим видеть современную Украину, мы должны начать с этого. Как это будет сделано – это мой секрет до тех пор, пока я не выполню то, что запланировал. Но можно сказать, что мое следующее поле боя на Украине будет против олигархов.

Что ты думаешь будет дальше на Украине, ДНР / ЛНР, серьезно (без ‘единая Украина’ бред)….

Я думаю, что мы увидим сосуществование, очень шаткое сосуществование, но все равно некое перемирие. Обе стороны устали убивать друг друга даже если там всегда будут те, с обеих сторон, кто никогда не отвернётся от своего первоначального плана. Но если мы хотим видеть объединение двух сторон, нам нужно время. Время для плохих кровопролитий чтоб проедет.

Mikael SkilltЕсли война уже все для тебе, каковы твой основные достижения, разочерование?

Война окончена пока по крайней мере. Главные мои достижения заключаются в том, что я спас много жизней и мое главное разочерование заключается в том, что я не смог спасти больше. Может звучать как бред, но я спросил чтоб много больше воевал, чем я на самом деле воевал,  затем меня назначили, я даже просил, чтобы остаться в Иловайске до момента назначения, оказать поддержку командиру полка 93-й, находясь в тылу с 4303.

У тебя есть контакты с СБУ, ты читали досье на меня. Что случится со мной, если я въехал в Украину, серьезно? И ты считаешь что это справедливо?

Я не могу подтвердить, но как я думаю, ты были бы арестованы за пропаганду насилия и ненависти. Я верю в свободу слова, но с другой стороны ты назвал почти всю страну нацистской. И я не полностью согласен с некоторыми из вещей, которые ты сделали. Так что все будет зависеть от приговора. Тупой я знаю, но я сказал тебе не обманывать.

Mikael Skillt AzovОк, последний вопрос, как ты думаешь – смогу ли я вернуться в Одессу? Сможете ли ты когда-нибудь придти в ДНР / ЛНР, на мирных основаниях? Ты действительно хочешь? Чего ты ждешь?

Я бы сказал, что твоя, как большая часть “ходячего мертвеца” в Одессе, как и я в ДНР/ЛНР. Я видел Донецк и его окрестности через оптический прицел. Я видел, части нормальной жизни и смерти. Конечно я хотел бы видеть его в качестве гражданского и возможно я смог бы прокрасться с использованием нестандартных методов, но я реалистичен и знаю, что он может превращаться в чудовище. Но у меня также есть терпение, как несколько мужчин, так что я буду ждать своего времени.

18 месяцев после истории с «растяжкой», изменившей всё, что я сделал после этого

Грэм Филлипс – Спасибо за помощь русского языка – Наташа Фрайтаг

Живя в Лондоне, я ходил бы на мюзикл «Отверженные» как минимум раз в год. Я любил его и люблю так, что мог бы заменить любого исполнителя из актёрского состава, в случае его болезни.

Один из моментов, который всегда задевал меня за живое, это когда Жан Вальжан был пойман за кражей серебра священника, приютившего его, и стыд заставляет его заново переоценить то, каким он стал и то, какой он на самом деле. По воле священника он решает пересмотреть себя, всю свою жизнь, основанную на предыдущем опыте и перестать быть тем, кем он стал, начав снова с того, кто он есть в реальности.

Я пережил своё собственное перерождение на поле в Краматорске на Донбассе ровно 18 месяцев назад. Я отправился туда, чтобы попробовать заснять украинские позиции на аэродроме, который они использовали в качестве своей базы – так же, как я делал это ранее.

 

Идя по полю, я увидел впереди две фигуры, по внешнему виду солдат, и Fullscreen capture 15112015 024059.bmpзакричал им на моём (на тот момент) русском  «Привет, я – пресса». Один из них поднял свою винтовку, другой направился за ближайшую к нему ограду из красного кирпича. Затем я услышал как что-то приземлилось у моих ног, что-то разорвалось в небольшом облаке дыма.

Я бросился бежать, оглядываясь назад, одна фигура была по-прежнему видна, его винтовка находилась в том же положении, треск и свист продолжались, в то время как я стремительно возвращался тем же путём, каким шёл всего за минуту до этого. Я был переполнен эмоциями, т.к. только что стал свидетелем того, в чём я был уверен – что в меня стрелял солдат. Что-то приземлилось и разорвалось у моих ног. Не было никаких сомнений в том, в меня стреляли.

Поспешно уезжая оттуда на машине – мой местный водитель ждал меня – я немедленно написал в Твиттере –

Fullscreen capture 15112015 024538.bmp

‘Опаснейший инцидент, когда я шёл поговорить с украинскими солдатами они выстрелили прямо мне под ноги. Видео скоро.’

В то время я работал на RT и они постоянно были на связи со мной по телефону, спрашивая, что произошло. Я подтвердил, что видел сам – я снимал в поле, увидел украинских солдат, они выстрелили в меня. RT хотели выпустить это первой полосой и просили, чтобы я загрузил видео как можно скорее и это сделало бы их рейтинг. Несколько минут спустя, уже в ресторане в Краматорске, загружая видео, я был уверен, что покажу всё это, параллельно давал по телефону интервью RT в прямом эфире, шквал ретвитов, уже возник ажиотаж.

Несколько минут спустя видео было готово и дело приняло другой оборот. Люди, посмотревшие его, сразу же стали говорить, что в меня не стреляли. Затем Джеймс Миллер из про-украинского пропагандистского издания «The Interpreter», всё больше зарабатывавший себе очки по мере того, как рос мой статус, опубликовал скриншот в момент «когда я наступил на растяжку» (правда,  на скриншоте это могло быть всё, что угодно, от искры до травинки) –

Fullscreen capture 15112015 025622.bmp

Затем RT сообщили мне по телефону об отмене времени моего прямого выхода в эфир. После того, как поднялась новая волна ажиотажа в Твиттере, что «это была растяжка», и без какого-либо обсуждения этого со мной, RT внесли изменения в уже объявленный сюжет о том, что в меня стреляли на более соответствующий версии о растяжке. Я был шокирован, даже потрясён.
Fullscreen capture 15112015 030354.bmp Fullscreen capture 15112015 030843.bmp Fullscreen capture 15112015 030925.bmp

Твиты, оскорбления, насмешки надо мной, распространялись как в Твиттере, так и в других местах. Я помню недолгий путь на машине обратно в Славянск, где я остановился в то время, гнетущая тишина, сопровождаемая любым и каждым, внезапно ставшим экспертом по боеприпасам, знающим точно, что это было, и критикующим меня, и не было ни одного человека, который бы за меня заступился. В тот вечер там, когда я просто сидел как прикованный к ноутбуку, с каждым новым твитом о просмотренном видео появлялась новая порция невероятных оскорблений, которых я когда-либо слышал ранее в свой адрес – хотя к
GrahamRTтому времени я освещал события для RT уже больше месяца – до этого я слышал их довольно немного.

RT сделали меня козлом отпущения, моя репутация была растоптана. Я уяснил для себя, что сделал огромную ошибку. Это была долгая ночь полная размышлений над возможными вариантами, открытыми для меня. Я был практически уверен в том, что моя карьера в RT закончена. В то время я мог бы вернуться в свою квартиру в Одессе или мог бы уехать в Англию.

Я принял решение продолжить снимать репортажи на Донбассе. Я полагал, что в любом случае это будут просто видеозаписи для моего собственного канала, но нужно было что-то менять. Почти бессонной ночью тщательно обдумывая всё, что я сделал, начиная с моего прибытия 8-го апреля согласно контракту на несколько недель как внештатный сотрудник для репортажей RT, я принял решение – практически всё нужно менять.

Мои репортажи с 8-го апреля, т.е. с начала моей работы для RT на Донбассе, Graham Kiev Clubbersпо 16-е мая были репортажами абсолютного новичка.

Я начал с того, что пытался походить на Луи Теру, моего любимого журналиста. Затем постепенно начал находить свой собственный стиль. У меня не было никакого официального обучения, мой основной опыт интервьюирования людей входил в одну из моих обязанностей, когда я работал для  Киевского журнала What`s On в 2012 году – разговаривать с людьми в ночных клубах, с целью узнать действительно ли хорошо они проводят время.

Поскольку я записывал много сюжетов, мой стиль эволюционировал от подражания Луи Теру до моего собственного стиля. Но это был «я сам» демонстрирующий всё «скрытое» в человеке, ожидавшего всю свою жизнь возможности сделать что-то значительное, и внезапно получившего на это шанс. Я метался как человек, решивший не пропустить ни одного важного момента.

В связи с развитием событий и ростом моей узнаваемости благодаря работе на RT, контракт был  продлён до мая, плюс ежедневный шквал онлайн-оскорблений за работу на RT – я стал фактически «лицом»  RT, Graham RT Slavyanskнесмотря на то, что для них я был только стрингер. Это правда – за кадром, мне нравился RT, и я думаю, что это было взаимно, однако отношения между нами всегда были немного напряжёнными. Они всегда звонили мне, обычно пытаясь заставить меня пойти к спутниковой телекамере, расположенной в центре Славянска. Я никогда не хотел делать это, хотел всегда везде успеть, так ответил однажды на звонок только для того, чтобы сказать «я занят» и повесил трубку –

Так или иначе, в ту мою «долгую ночь», я мысленно оглядывался назад, размышляя над своей работой до настоящего времени. Многое я по-прежнему считаю было хорошей работой и я одобряю её. Но также повсюду были и ошибки новичка, связанные с волнением и перевозбуждением. Желание заполучить каждое событие там, независимо от того, записал ли я его на камеру или нет.  Как например, Мариуполь 9-го мая, когда я написал об этом в Твиттере

Fullscreen capture 15112015 092612.bmp

‘По словам доктора, в госпитале Мариуполя сегодня свыше ста убитых.’

Теперь я расцениваю это как абсолютную ошибку – написать в Твиттере о чём-то, что я случайно услышал, но не записал на камеру. И я рассматриваю мою обработку событий 16-го мая неделю спустя, вернувшись домой на ночлег, как все ошибки моих репортажей того времени, собранные вместе. Прежде чем написать твит о чём-либо, я должен был успокоиться и посмотреть видео, которое я снял. На видео, которое я снял, не было того, о чём я сообщил. Видео показывает меня идущего по полю, не видно ни одного солдата, и что-то разрывается у меня под ногами. Если бы это произошло теперь, я бы написал в Твиттере просто «идя по полю, что-то разорвалось у меня под ногами». Это трудно не сообщить о чём-то, что Вы видели, но после опыта с «растяжкой» – альтернатива хуже!

Что разорвалось у меня под ногами? Возможно, детонируемая растяжка сигнальной мины  – посмотрите, нечто разрывается здесь – однако, я не увидел ни одного признака растяжки, и не почувствовал никакого Fullscreen capture 15112015 093247.bmpнатяжения. Возможно также это была дымовая шашка или нечто похожее. В то время я думал, было понятно, что когда я говорил о том, что в меня стреляли, я не говорил об устройстве, которое разорвалось у меня под ногами. И тем не менее меня явно не поняли. Я говорил о том, что в меня стреляли, а то, что моё видео на самом деле зафиксировало, было замаскированной сигнальной миной, которую я привёл в действие.

Я приготовился к жестокому наказанию. И я это получил – был атакован со всех сторон, – взгляните на комментарии к видео. Меня жёстко критикуют за то, что по общему мнению я убежал, испугавшись, равно как и за то, что не испугался в достаточной мере, держа камеру «подозрительно» движущуюся в «правильном направлении», когда я убегал. Меня высмеивали за мою реакцию на русском, когда это устройство взорвалось, расценивая это как доказательство того, что я на самом деле не испугался, иначе я бы среагировал на моём родном английском. Меня просто обзывали любым вообразимым ругательством. Даже, читая это сейчас, звучит довольно резко.

Было массовое желание разделаться со мной,  затолкать мою карьеру в гроб. Поддержки почти не было, поскольку мои прежние сторонники либо хранили молчание, либо произносили нечто успокаивающее, вроде «сбитый с толку в острый момент», извиняясь за меня. Несмотря на огромное давление, я придерживался своей оригинальной версии. Но это была настоящее «безвыходное положение»  – я не мог согласиться с Graham reporting«растяжкой», которую я не только не видел, но и не видел никаких доказательств этого, но всё же поддерживал историю, не подтверждённую моим собственным видео.

(Моё фото, снято у Краматорского аэродрома, апрель 2014)

Я действительно создал сложности тем, кто хотел бы меня поддержать. Оглядываясь сейчас назад, я не уверен, что мог бы сам поддержать себя в то время. Это было похоже на то, как перечеркнули  всю хорошую работу, которую я сделал до этого, и все те, кто ждали, чтобы подловить меня, получили на это карт-бланш и начали в Твиттере называть меня «растяжка». И единственный человек, который был виновен во всём этом, был только я сам.

Мой ум метался всю ночь, в конечном итоге приведя к неизбежному вопросу – я заканчиваю или продолжаю? И если второе, то как? Я был отброшен назад дальше некуда. Я выбрал второе и решил пройти этот путь… нервозность, которую я показал в том видео, принадлежала человеку, не имеющего опыта в освещении войны, а теперь делающего это. Но смотря на всё это – мне не понравилось, как я реагировал вообще. Пришло время стать мужчиной, сохранять спокойствие в боевых ситуациях.

Пришло время установить правило – всегда проверять видео, которое ты записал, независимо от того, что ты видел – сообщать только то, что Graham woundзаписано на камеру. И убрать сенсационность –сообщать только факты – то, что я видел, были украинские солдаты, стреляющие не «в меня», а в моём направлении. Я мог сообщить, что они выстрелили «в меня», только если бы они действительно попали в меня. Когда я был ранен миномётным выстрелом в ноябре 2014, во время съёмок на линии фронта, на меня оказывалось некоторое давление, чтобы я сказал, что украинские военные преднамеренно целились в меня– однако для этого не было никаких доказательств, и поэтому я это не говорил.

Я проснулся 17-го мая полный решимости показать, кем я действительно хочу быть как журналист и корреспондент и знаю, что могу быть – спокойным в конфликтных ситуациях, сообщать только то, что записал, никогда не делать сенсацию.

Конечно, «растяжка» изменила всё – повредила моим отношения с RT – мы продолжали сотрудничать до моей второй депортации в июле 2014 года, но я чувствовал, что они сделали меня козлом отпущения. Я знаю также, что они были недовольны мной, и что отношения, по всей видимости, никогда не будут по-настоящему восстановлены с обеих сторон. Это дало противникы лёгкий и быстрый аргумент против меня. Это иногда даже по-прежнему проявляется, но сейчас я чувствую себя спокойно по отношению к этому.
Fullscreen capture 16112015 121558.bmp
(Фото с репортажа не давно с передовой)

То, что казалось худшим из того, что когда-либо могло произойти со мной в моей карьере, как оказалось, стало безусловно лучшим. Это позволило мне нажать кнопку перезагрузки, когда мне нужно было это сделать. Это задало тон для всей моей работы с тех пор, и независимо от того, что мои критики могут сказать и говорят против меня, они никогда не могут упрекнуть меня в сообщении чего-то, что я не записал на видео. Это установило сугубо деловой стиль в моей работе – не делать сенсацию, сообщать факты. Это является основанием для всего того, чего я достиг с тех пор, и хотя конечно я не люблю трубить о каких-либо достижениях, но нет ни одного западного журналиста, который бы настолько близко и в Graham Phillipsтаком количестве запечатлел истории с Донбасса.

Что касается RT, то я всегда отношусь к ним с благодарностью, я смотрю, и мне нравится этот канал. Но определенно лучше для меня не работать с ним или с любым другим каналом, мне нравится делать моё собственное дело, не имея необходимости принимать звонки от любого говорящего мне, что делать.

В этот день 18 месяцев назад, я рассматривал это как катастрофу, сегодня я смотрю на это как на момент, когда закончилось моё время как новичка, закончилось обучение, когда эти вещи стали серьёзными. Время, когда я перезагрузил все ошибки журналиста, которые совершил, и встал на путь становления тем журналистом, которым я хотел быть.

Гриша, Военнопленные, и Роман Смагулов – ‘украинский герой’

Грэм Филлипс (спасибо Эля для помочь)

У каждого журналиста есть выбор что делать, а что нет. Он сам определяет свой долг перед людьми, решает  насколько эффективно он будет это делать, насколько активно будет принимать участие, рискуя жизнью. Бывают моменты где ты должен сделать выбор. Существует мнение, что брать интервью у пленных не рекомендуется. Но я даже думаю, некоторые из моих лучших интервью является с военнопленными –

Есть, видимо, даже правила против него… Но я давно решил чтоб сделать это. Сам был дважды в плену и помню как украинский военный приставлял мне автомат, угрожал с криками “Слава Украине!”. Меня поставили возле тяжелой артилерии, устроили допрос, обвиняя в том что я русский шпион, говорили нашли мой русский паспорт, играя на нервах, обманывали..

Поэтому считаю, честно, что имею на это право сделать в свою очередь! Но сам решил вести себя грамотно, быть вежливым, задавать адекватные вопросы.

Когда у меня появилась первая возможность брать интервью в плену (г.Луганск, Сентябрь 2014), я решил это сделать, потому что помнил как мучали меня. Поэтому считаю, что имею на это право. Я решил вести себя грамотно, быть вежливым, задавать адекватные вопросы. Правда что вопросы могут быть трудно, но вежливо –

Я даже дал им возможность чтоб отправить сообщение семьям …

И даже брал интервью члена батальона “Айдар” (котрый был в тяжелом состоянии в 2014м году).

Ну если украинские военные попадают сюда, приняв решение стрелять по мирным жителям, берут в плен, допрашивают, бессовестно ведут себя, творят беспредел, показывая что кодекса не существует, то они должны быть готовы отвечать на вопросы. Я так считаю – потому это что Айдар делать – снимал в Хрящеватое, сентября 2014 года –

Конечно, много критики вокруг этого,всегда возникает спор. Но пусть это – я давно решил это сделать и чувствую себя уверенно и спокойно отношусь к этому.

Вот –

В конце октября в Донецке был обмен военными. Я хотел слышать истории про то как они находились в плену и о том, что было, когда они вернулись в Киев.

Обычно есть 3 версии – когда впервые захватили – некоторые правда там (Вот еще один Рома – лето было) –

Пресс-конференция – еще меньше правда – “я не хочу, чтобы служить Украине больше, я за ДНР / ЛНР.” бла бла

Тогда, Украина и ‘Киев правда’ – “ужасные сепаратисты, террористы” и.т.д.

Я тоже в курсе конечно, что б это стало историей что ‘Грем брал интервью со мной’. Есть человек Игорь Кожома, который рассказал версию о событиях, в которых я сам принимал участие. Но эта версия настолько отличается от происходящего, что я немогу признать это. Потому что вот как это было – по-настоящему –

И вот – что я знаю – любимые истории украинских СМИ-это то что ‘Грэм Филлипс хотел показать одно, а получилось другое.’ На самом деле – это не так, мне все равно, что говорят люди. Важно – что человек имеет право на свободное слово и мнение, выражать его без редакции. Я даже записал про-украинцев в Крыму (может быть 1 из 10 такой) …

(Конечно, если я снимаю 1 человек ‘про-Украина’, это в 100 укр-СМИ. Но когда снимаю 1000 пророссийская, а не один … это понятно.)

Так что – 29 октября – я брал интервью с Айдариц, Ромой, и вот основное чтобы мне хотелось выделить из его слов. Он не может рассказать почему Fullscreen capture 07112015 155515.bmpвоюет и почему воюет именно в “Айдар”. Говорил, что не воюет для Порошенко. Также, он не разобрался для чего воюет, кроме известных украинских лозунгов и пропаганды он не знал ничего. Признавал, что не изучал историю и не интересуется ею. На вопрос почему украина стреляла по мирному населению, он ответил, что они имели на это право, т.к. им сказали что все выехали, он не знал что мирные жители не покидали своих домов. Призннал что стреляли по частному сектору.

Вот репортаж, задавал вопросы вежлив – как всегда –

После того, я вернулся домой в Донецк и выложил интервью на YouTube. Сначала реакция была более менее спокойная, около 1000 просмотров, ничего особенного. Люди комментировали. Я начинал работать над новым репортажем.

Через несколько дней история поднялась в украинских СМИ, но это конечно были украинские версии, они решили что я ‘устроил допрос Fullscreen capture 07112015 143221.bmpпленным бойцам ВСУ’ и Роман Смагулов -вроде ‘украинский герой’ ‘Его провокационные вопросы не смутили бойца, который в открытую заявил, что является патриотом Украины.’ …. ‘Смелое видеоинтервью пленного айдаровца, патриота Украины’…  ‘Боец «Айдара» после 11 месяцев в плену — Грэму Филлипсу: Я патриот не власти, а флага’ и.т.д…

Fullscreen capture 07112015 143237.bmpКонечно всем исвестно, что критерии для того чтобы стать Героем Украины не очень высоки и требовательны (Нада Савченко – тоже Айдар неонацистов, обвиняемого убийцей, например), но всё равно был удивлен, что Рома считается как ‘Героем Украины’. Он не учавствовал в майдане. Кажется, не знает почему воюет, не знает ничего про Степана Бандеру и не интересуется историей (из его слов). Его «испытание» – 8 минут вежливых вопросов. Но если Украина хочет чтоб Рома был героем, это их выбор. У каждого свои герои.

Но дело в том что не давно, парень на Вконтакте мне написал –

Fullscreen capture 07112015 152234.bmpЗдравствуйте. Что-бы не тратить свое и Ваше время зря не стану сразу писать много-страничную историю, вероятно Вам это будет не интересно… Если надо я могу рассказать о Романе в вашем видео #44, бойце батальйона Айдар.

Конечно мой ответ мог быть только – “да”. И вот его текст:

Роман на самом деле как сказал, попал в Айдар в июле 2014г. Когда его привели в подвал школы милиции (расположение б. Айдар г. Счастье с лета 2014 по весну 2015) я там уже находился несколько дней с другими “арестованными” или похищенными, оказавшимися просто не в то время не в том месте.
Fullscreen capture 07112015 152241.bmpРома отсидел несколько лет за наркотики в одной из тюрьм центральной или западной Украины, отбыл срок и как раз возвращался домой в Луганск через Харьков. Будучи не осведомленным в полной мере о ситуации которая разворачивается вблизи Луганска да и в стране вообще, ограниченным передвижением в сам областной центр он ничего не подозревая планировал попасть в город по дороге Харьков-Луганск. Попутками он добрался до г. Счастье. Конечный пункт, на котором его путешествие и закончилось. Естественно на последнем блок-посту его задержали и как многих доставили в так-называемую комендатуру б. Айдар. Как человек пробывший в плену Айдара несколько месяцев, очевидец многих событий на территории расположения батальона я не стану врать, допросам с применением жестокого насилия подвергались только те, кто был взят в плен непосредственно на передовой с оружием (ополченцы). К сожалению таких было много. Гражданские же, а нас было в подвале более 10 не испытывали насилия в расположении, но многие были избиты непосредственно на месте задержания и доставлены в подвал уже с существенными побоями.
1romaВступив в наши ряды Роман как и все остальные выполнял задачи “надзирателей” согласно выписанных “нарядов”. Работа хозяйственно-бытовая. Уборка, разгрузка боеприпасов, кухня и т.д. Так и проходили дни в заточении. Использовали нас, но не обижали. Кстати сказать, наверное нормально в плену пытать и допрашивать пленных противников (ополчение), но в то же время Айдаровцы не морили голодом пленных, мы, по их указанию ведрами носили ту же еду, что и ели сами бойцы б. Айдар. Вернемся к Роме… В процессе пребывания в расположении, получая одностороннюю информацию и постоянное “Путин-Х…” естественно у него сложилось свое мировоззрение к происходящему. К тому же естественным аргументом для Ромы стало то, что дома его никто не ждет как оказалось. Его родные покинули Луганск и уехали в Россию. А с имеющимися документами, конкретней их отсутствием (на руках только справка об освобождении) ему сидеть на месте и не “рыпаться”. Так и стал Айдар его родным домом. Но что-бы до бесконечности не драить полы, тарелки, решил так-сказать пойти на повышение. Стал проситься на передовую. Естественно никто ему сразу не дал автомат в руки. Судя по всему не внушал он доверия на столько. Но стали брать его на вылазки свои… На одной такой вылазке они и заехали на Fullscreen capture 07112015 154422.bmp“чужую” территорию. Это в крови у него. К сожалению упертость и стойкость не во время с играли. Здесь конечное нужно ему отдать должное. Качества которых многим не помешали-бы. Я уверен что автомат в руках он так и не держал, никто бы ему его не дал. Но та идея, которая так глубоко в него проникла, не позволила ему при допросах уже в ополчении ее предать…

П.С. Я не пытаюсь оправдать Романа. У каждого свое голова на плечах. Но то, что он стал заложником ситуации это факт. У него просто не было другого выбора. Каждый из нас хочет жить…
Да, безусловно. Многие Айдаровцев ставят в равновесие с фашизмом. И наверное правильно. Уж очень много беспредела они чинили в г. Счастье и окрестностях. Наверное и другие районы пострадали, но знаю только то, что знаю! На их счету множество фактов похищения людей, автомобилей, имущества. Но как и везде есть и нормальные, образованные люди. Оказывается даже вАйдаре. Пребывая в заключении общался с множеством подобных там, чему и удивлялся. На сегодняшний день Айдар полностью выведен с г. Счастье. Население действительно вздохнуло с облегчением…

Вот – доброе утро последний ‘украинский герой..’

«Террористическая» статья, изменившая мою жизнь

Грэм филлипс – спасибо за помощь русского языка – Наташа Фрайтаг

Евромайдан начался в 21-го ноября 2013 и, говоря честно, я с первого дня был против него. Я жил в Киеве и своими глазами наблюдал те элементы, Svobodaкоторые стояли за Евромайданом (партия Свобода, справа), и ни один из них не вызывал во мне симпатии.


Президент Янукович, возможно, не пользовался популярностью у политических фракций на Украине, но его выборы 2010 года были охарактеризованы наблюдателями как
«впечатляющий пример демократии». Что касается парламентских выборов 2012 года, что бы о них не говорили, наблюдатели от Европейской Академии по наблюдению за выборами (большая часть которых являются также членами Европейского парламента) заявили, что это были «хорошие выборы, не безупречные, но вполне приемлемые».

 

Евромайдан продолжился зимой, и затем вспыхнул в январе сильными беспорядками 19-го января на ул. Грушевского в Киеве, свидетелем 1Euromaidanкоторых был  я сам. 22-го января я видел первые смертельные случаи – Михаила Жызневского, уроженца Беларуси, и Сергея Нигояна, этнического армянина. Внимание было сосредоточено на 21-летнем Нигояне из Березноватовки, небольшой деревни под Днепропетровском, расположенной на востоке Украины, и сопровождалось массированным представлением его как «павшего героя Майдана» и т.д. Я смотрел на эти вещи скорее по-другому, по сути я рассматривал его как беспокойного и беспокоящегося молодого человека с военной подготовкой, присоединившегося к террористическим группировкам. Я написал пост в блоге, заявив, что он был террористом.

К этому моменту мой блог существовал уже больше года, я опубликовал несколько сотен постов, и он становился всё популярнее, от десятков до сотни, а иногда до тысячи просмотров в день. Новый пост, вероятно, Sergey Nihoyanпривлёк бы несколько сотен просмотров в первый день при хорошем раскладе. Мой пост с провокационным названием «Хорошая новость – убили террориста в Киеве», немедленно поджёг фитиль. Это название не задумывалось как необоснованно подстрекательское, скорее я хотел представить полярную позицию относительно общепринятой  версии о Нигояне, как в некотором роде об убитом герое.

Я был на Майдане, видел как протестующие бросали камни и коктейли Молотова, тогда как полиция укрывалась за щитами. К моменту гибели Нигояна протестующие уже перешли к оружию. Несомненно, может быть, полиция на Майдане совершила ошибку, но полицейские были также главным образом молодыми людьми. Тем не менее, на их стороне был закон и приказ не позволить ожесточённой толпе свергнуть Yanukovych Azarovправительство Украины.

Каким бы ни было мнение о том, каким был прежний украинский президент и правительство (слева Янукович и бывший премьер-министр Николай Азаров), и демократия, выбравшая их, нельзя отрицать, что они были намного более демократическими, нежели свергнувший их Евромайдан. Даже если вы оцените число протестовавших на Майдане как минимум в 500,000 человек, это составит всего лишь 1% от населения Украины.

И боевой контингент, приведший к свержению президента и правительства  22-го февраля, составлял всего пару тысяч. Пару тысяч таких, как Сергей Нигоян. Я назвал его террористом тогда, и я назову его террористом сейчас. Конечно, мир сейчас совсем другой и моя собственная жизнь сейчас совсем другая. И та колонка этому способствовала. Поток ненависти лился дождём на меня, сотни комментариев и сообщений, в любой вообразимой форме оскорбления. Теперь у меня много сторонников по всему миру. Тогда я был новичком, и многие ещё не полностью решили, как отнестись к Майдану, у меня было немного настоящих сторонников, возможно один или два комментария разделяли мои чувства.

Остальные были просто тирады ядовитого сарказма. Я помню, как сидел с моей мамой, вернувшись в Великобританию, затем во Франции, на мой birthdayдень рождения (на мой день рождения здесь),  комментарии, пронизанные ненавистью, пожеланиями смерти. Моя мама, просматривавшая их через моё плечо, просто говорила мне «Грэм, что ты сделал…» я был немного шокирован уровнем злобы, но я верил и стоял за то, что написал. Фактически, уровень ненависти зажёг меня и сделал ещё более полным решимости выражать вещи именно так, как я их видел.

Я вернулся на Украину вскоре после этого, но всё уже было по-другому. Я принял решение жить в Одессе, понимая, что там будет меньше журналистской работы, чем в Киеве, но компенсацией за это стала жизнь в удивительном городе Одессе, изучение русского Graham Odessaязыка, больше времени для работы над долгосрочными проектами, книгами и т.д. (моё фото в Одессе)

Как оказалось, в Одессе не было ничего имевшего отношение к любому виду журналистской работы – просто из происходящего там не было ничего достойного внимания, за что я мог бы взяться как фрилансер. Поэтому я начал своё собственное дело, начав вести уроки английского в IT-фирме Ciklum, став единственным учителем там, проводя корпоративные занятия.

И я действительно могу сказать, что у меня была вполне хорошая жизнь. Затем произошёл Евромайдан, и с самого начала я его не поддержал. Я на самом деле думал, что моя карьера как журналиста закончена по причине расхождения моей позиции от вероятно позиции любого западного корреспондента. Так что я даже не стал писать статьи, но активно излагал свои взгляды в Facebook, в моём блоге. Эти взгляды стали расходится со взглядами некоторых студентов из Ciklum, многие из которых купились на обещание Евромайдана «быстрого билета в Европу», на очарование «революции», подогретое западной и украинской прессой. (Я с некоторыми Ciklum studentsстудентами из Ciklum в лучшие времена).

Руководитель Ciklum сторонник Майдана начал вмешиваться в мои занятия. Поддерживающие Евромайдан студенты были возмущены, что я, как житель Запада не только не поддерживал идеи Майдана, но и был активным его критиком. Они начали не только бойкотировать мои занятия, но и оказывать давление на других студентов, не поддерживавших Майдан, чтобы делать так же. Но, тем не менее, я всё ещё держался. Я потерял студентов, что сократило мои группы, и продолжал. Но после «террористической» статьи я вернулся в другой офис. Те, кто ранее был против меня, теперь абсолютно ненавидели меня, давление на других студентов, посещающих мои уроки, выросло настолько, что они вынуждены были почти «бежать сквозь строй», чтобы попасть ко мне на занятия.

Я сопротивлялся первую пару недель февраля, но с каждым днём это становилось всё более жёстким  –  циркулировавшие за моей спиной тайные замыслы выгнать меня, групповые электронные письма распространявшиеся по компании, с целью унизить меня, падение курса гривны предполагало необходимость пересмотреть ставки за мои уроки, Crimea Graham Phillipsоднако руководитель компании делал это совершенно невозможным.

Всё это сочеталось вместе с моим собственным исчезающим интересом к обучению, рассматривая его только как занимающего время в отсутствие журналистики, которой я хотел заниматься, став постоянным сотрудником RT, который нашёл меня через одно из моих постов в блоге, когда события стали перемещаться в направлении Одессы. Я начал больше писать в Твиттере, заявив о своём намерении поехать в Крым (фото 1-е марта, Симферополь), когда поднялись протесты против неизбранной новой власти Евромайдана. В итоге я получил предложение за 500$ написать статью для журнала Politico, параллельно с моим появлением на RT.

Я поехал в Крым, освещая события там, вернулся в Одессу, с трудом дав уроки в течение нескольких дней, с некоторыми экс-студентами теперь откровенно грубыми со мной. Однако это уже не беспокоило меня так сильно. Я был воодушевлён, сосредоточен. В конце первой недели, я был переполнен мыслями о необходимости освещать всё происходящее, ощущая что-то витающее в воздухе, я оставил свою работу в Ciklum, забрал положенные мне от Politico $500 и отправился в поездку по всему востоку Украины…

Rover 75